Кровавый январь: история самых дерзких террористов брежневской эпохи

Кровавый январь: история самых дерзких террористов брежневской эпохи

8 января 1977 года в столице, в центре города, раздались три взрыва. Погибли 7 человек, у 37 были ранения. Чтобы поймать преступников, были подключены и госбезопасники, и милиционеры, но поначалу результатов не было. Только спустя десять месяцев, при предотвращении очередного теракта, преступников поймали.

Подпольная организация

Степан Затикян 1946 года рождения после окончания школы стал студентом Ереванского политехнического института. Там его увлечением стала политика. Будучи третьекурсником, в 1966 году он превратился в одного из лидеров НОПА (Национальной объединенной партии Армении). Члены небольшого движения (четыреста человек) придерживались антисоветской и сепаратистской идеологии и добивались независимости республики. Во время вступления в партию давались присяга и клятва верности. В нелегальной типографии печатались воззвания.

КГБ раскрыл организацию в 1968 году. Лидерам вменили агитацию против режима и антисоветскую деятельность. Степан Затикян был осужден на 4 года.

Степан Затикян

От разочарования – к террору

Отсидев срок, лидер партии испытал разочарование в тех методах борьбы, которые использовались ранее. Воссоздавать организацию, которую уже раскрыл КГБ, он отказывался. НОПА сохранилась, но уже не использовала радикальные антисоветские лозунги.

Бывший лидер решил уехать из страны. Однако в то время это было не так-то просто. Не годилась даже турпоездка, из которой он мог бежать: за границу его, имеющего судимость по политической статье, не выпускали. Несколько раз он подавал прошения в ОВИР, но их отклоняли. Вероятно, именно тогда он и решил стать террористом.

Возможные виновники взрывов

8 января 1977 года с перерывом в 37 минут прогремели три взрыва. Очень быстро опросили свидетелей, но результатов не было. Некоторые из них вспомнили, что незадолго до случившегося им встретились кудрявые брюнеты, но сколько их было, какие у них приметы, никто не заметил.

Единственную зацепку для следствия представляли взрывные устройства, собранные по единому принципу. Роль корпуса для них выполняла утятница, произведенная в Харькове. Обнаружили электрод, применяемый лишь в оборонке. Часовые механизмы бомб были взяты из будильников, которые производились в Ереване. Регион производства сумок, в которых прятались взрывные устройства, узнать не удалось.

Из-за того, что утятницы были харьковские, подозревали украинских радикалов. След разработали, но это ничего не дало. Тогда заподозрили членов Неокоммунистической партии, задержали их лидера Александра Тарасова. Вскоре мужчина был отпущен, так как долго находился в стационаре, а значит причастным к взрыву быть не мог.

Следствию повезло осенью. В Ташкенте, в здании аэровокзала, задержали женщину, чья сумка была аналогична московским, найденным на местах взрывов. Выяснилось, что предметы произведены в Ереване.

Находка

Еще одно взрывное устройство было найдено в октябре в здании Курского вокзала в оставленной кем-то сумке. У нее оказалась севшей батарея, поэтому взрыва не произошло. Еще там находились шапка и кофта, принадлежащая спортивному костюму.

Террористы были в здании вокзала и ждали состав. Уходя, они собирались бросить багаж. Но милиционеры проверяли документы, и преступники были вынуждены бросить не только взрывное устройство, но и личные вещи. Бесхозный багаж вызвал интерес посетителей вокзала, они обнаружили механизм и вызвали стражей порядка.

Аресты

Милицию вокзалов и железнодорожных станций ориентировали искать субъекта, который следовал в кавказские республики, но не имел кофты от спортивного костюма, шапки и сумки. Между Грузией и Арменией обнаружили мужчину, который подходил под описание. Звали его Акоп Степанян. Мужчину и его друга Завена Багдасаряна арестовали.

Мать Степаняна подтвердила принадлежность сумки сыну. У него же нашли несколько мотков проводов, тумблеры и схему метрополитена столицы. Багдасарян подобных вещей не имел, но вину признал и указал на Затикяна. Степанян, наоборот, отрицал свое знакомство с последним.

При обыске у бывшего лидера НОПА нашли то же самое, что у Степаняна. Выяснилось, что он – слесарь на предприятии, выполняющем заказы оборонки. Однако опытный Затикян занял позицию отрицания причастности к терактам и заявил, что не признает советский суд.

Состоявшийся в начале 1979 года суд был закрытым. Затикяна признали организатором терактов, а Багдасаряна и Степаняна – исполнителями. Всех троих расстреляли. Хотя некоторые личности проявляли сомнение и говорили, что улик явно недостаточно, чтобы вынести подобный приговор, взрывов в Москве больше не было.

Нет Оценки
0 Оценки
Была ли эта статья полезной? Пожалуйста, оцените эту статью, чтобы дать нам ценную информацию для наших улучшений.
  1. Супер!
  2. Мне нравится
  3. Ничего нового
  4. Так себе
  5. Я зол
Понравилась статья? Поделитесь ею в соцсети или в мессенджер.
Оставить комментарий

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 + 17 =